Arms
 
развернуть
 
: 392005, г.Тамбов, ул. Астраханская, военный городок 1, строение 1/15
Тел.: (4752) 48-79-40 (приемная), 48-79-37 (канцелярия)
tgvs@usdtambov.ru tgvs10@mail.ru tgvs.tmb@sudrf.ru
схема проезда
: 392005, г.Тамбов, ул. Астраханская, военный городок 1, строение 1/15Тел.: (4752) 48-79-40 (приемная), 48-79-37 (канцелярия)tgvs@usdtambov.ru tgvs10@mail.ru tgvs.tmb@sudrf.ru
ПРЕСС-СЛУЖБА
Новость от 31.07.2017
ВС РФ: адвокату не нужно объяснять необходимость получения запрашиваемых сведенийверсия для печати

ВС РФ: адвокату не нужно объяснять необходимость получения запрашиваемых сведений

К такому выводу пришел Верховный Суд Российской Федерации в ходе рассмотрения иска о признании недействующими некоторых требований, предъявляемых к оформлению адвокатского запроса (решение ВС РФ от 24 мая 2017 г. № АКПИ17-103). В частности, оспаривались подп. 5, подп. 11-12 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса (далее – Требования), предписывающие указывать в запросе реквизиты соглашения об оказании юридической помощи, сведения о подзащитном, а также обоснование получения запрашиваемых сведений.

Вынося решение по делу ВС РФ напомнил, что фамилия, имя и отчество физического лица, в чьих интересах действует адвокат, являются персональными данными. При этом обработка персональных данных допускается только с согласия субъекта персональных данных, в данном случае – подзащитного. А значит, при направлении адвокатского запроса в целях оказания юридической помощи доверителю адвокат не вправе без его согласия передавать персональную информацию третьим лицам (подп. 1 ст. 3, п .1 ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ "О персональных данных"; далее – Закон № 152-ФЗ). Таким образом, сделали вывод судьи, предписания подп. 11 п. 5 Требований в части указания фамилии, имени и отчества подзащитного не соответствуют Закону № 152-ФЗ.

Не соответствующим законодательству признан и подп. 12 п. 5 Требований. Суд указал на правовую неопределенность оспариваемой нормы, ведь обязанность адвоката обосновывать получение запрашиваемых сведений не соответствует требованиям федерального закона (ч. 5 ст. 8 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации"), а также вызывает неоднозначное толкование и трудности в его применении, поскольку не позволяет ясно определить, кем устанавливается необходимость такого обоснования – адвокатом либо лицом, в адрес которого он направляется. Следовательно, этот пункт также подлежит признанию недействующим.

Между тем ВС РФ не согласился с доводами истцов о необходимости признания положений Требований, предписывающих указывать в запросе реквизиты соглашения об оказании юридической помощи, не соответствующими закону. Суд не установил, что подп. 5 п. 5 Требований нарушает адвокатскую тайну.

В результате ВС РФ принял решение удовлетворить исковые заявления частично и признал недействующими только подп. 11-12 п. 5 Требований.ВС РФ пришел к выводу о незаконности некоторых требований, предъявляемых к оформлению адвокатского запроса.


Согласно оспариваемым нормам ведомственного акта в таком запросе, помимо прочего, должны быть сведения о соглашении (ордере или доверенности) на оказание юрпомощи, данные о том, в чьих интересах действует адвокат, а при необходимости и обоснование получения запрашиваемой информации.
Как пояснил ВС РФ, само требование об указании реквизитов упомянутого соглашения (ордера, доверенности) законно. Оно не нарушает принцип сохранности адвокатской тайны, т. к. такие сведения не рассматриваются в качестве персональных данных.
Однако это же нельзя сказать о Ф.И.О. физлица, в чьих интересах действует адвокат. Подобная информация относится к персональным данным. Поэтому указывать ее в запросе можно лишь с согласия самого человека, если иное не установлено федеральным законом.
С учетом этого нормы, требующие указывать во всех случаях Ф.И.О., признаются недействующими как незаконные.
Аналогичное же требование об указании в запросе данных доверителя-юрлица правомерно.
Кроме того, признаются недействующими положения, требующие при необходимости приводить в запросе обоснование получения запрашиваемых сведений.
Данные нормы противоречат Закону об информации, по которому лицо, желающее получить доступ к сведениям госорганов и органов местного самоуправления, не обязано обосновывать необходимость в этом.
Также оспариваемые требования вызывают неоднозначное толкование, т. к. неясно, кем устанавливается необходимость такого обоснования - адвокатом, оформляющим запрос, либо тем, кому он адресуется.



 
 
 
 
 
 
опубликовано 31.07.2017 11:42 (МСК), изменено 31.07.2017 11:45 (МСК)